Ср. Июл 24th, 2024

Тадзио Шиллинг: наша миссия — помочь европейскому бизнесу выжить в кризис

Генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Тадзио Шиллинг. Архивное фото

Итак, вас можно поздравить. Только что завершилась проверка, проведенная министерством юстиции России в отношении Ассоциации европейского бизнеса, и завершилась, как я понимаю, положительно, верно?

– Как недавно уже было сказано, АЕБ, являясь российской НКО, обязана выполнять все предписания своего надзорного органа, министерства юстиции. С нашей стороны было бы неправильно это комментировать или интерпретировать действия надзорного органа.

Как события недавнего прошлого повлияли на миссию, цели и деятельность АЕБ?

– АЕБ была создана в 1995 году, и сейчас ассоциации 28 лет. За эти почти три десятилетия АЕБ и ее члены пережили не один кризис, но справедливо будет сказать, что нынешний кризис глубже и масштабнее, чем любой другой предыдущий. Как и нашим членам, нам пришлось приспосабливаться к новым реалиям. При этом наша главная миссия осталась неизменной: помогать европейскому бизнесу, нашим членам, пережить нынешний кризис и сохранить открытыми каналы коммуникации, если не для завтрашнего дня, то для послезавтра.

Тадзио Шиллинг: наша миссия — помочь европейскому бизнесу выжить в кризис

Если говорить о европейском бизнесе в России, что от него осталось? Ежедневно СМИ сообщают об уходе компаний с российского рынка, некоторые газеты, такие как The Wall Street Journal, сообщают о тысячах иностранных компаний, ушедших с начала текущего кризиса.

– Если вы ожидаете, что я назову число, я должен вас разочаровать. Точную цифру я не знаю. Но я не думаю, что фактическое число действительно имеет значение. Я разговаривал со многими руководителями и менеджерами иностранных компаний, и могу вам сказать, что за каждым уходом стоят сотни печальных личных историй, и каждый уход — это не только экономическая потеря, но и потеря в плане человеческих отношений, поскольку тесные контакты между людьми для иностранного бизнеса, работающего в России, всегда играли важную роль. В то же время, хотя в заголовках доминируют новости об уходе по понятным причинам, в России по-прежнему остается много европейских компаний, особенно в секторах, менее затронутых санкциями или другими проблемами, связанными с кризисом. И наша задача как ассоциации – помочь им выжить в нынешнем кризисе.

Какие сферы экономического сотрудничества европейского бизнеса и России больше всего пострадали за последний год?

– Среди отраслей, наиболее пострадавших от нынешнего кризиса, безусловно, следует назвать авиацию, нефтегазовую отрасль, логистику, профессиональные услуги, финансовый сектор, автомобильную промышленность, производство высокотехнологичного оборудования, товаров двойного назначения и другие отрасли, сильно затронутые различными санкционными ограничениями.

Перед лицом западных санкций Россия активизировала усилия по диверсификации торговли и инвестиций. Видите ли вы риск того, что пустоты, образовавшиеся в результате ухода европейских и других западных компаний, будут заполнены их конкурентами, в том числе из Китая, Турции или Индии?

– Вакуум противоречит законам экономики. Или, как говорится в русской поговорке: свято место пусто не бывает. Поэтому можно ожидать, и мы действительно это видим, что на российский рынок приходят новые игроки, которые заполняют пробелы, оставленные их европейскими конкурентами. Это также отражено в последней торговой статистике.

Говоря о торговле, правительство России недавно приняло решение о временной либерализации параллельного импорта, и его объемы увеличились в течение 2022 года. Какова позиция Ассоциации европейского бизнеса по этому вопросу?

– Как известно, АЕБ много лет выступала против параллельного импорта. Однако, хотя мы считаем, что у нас были веские причины выступать против параллельного импорта в прошлом, мы понимаем, что беспрецедентные вызовы, стоящие перед российской экономикой в 2022 году, потребовали непростых решений, и поэтому скорректировали свою позицию с учетом новых реалий. Вместо дальнейшего противодействия либерализации параллельного импорта мы выступили с конструктивными предложениями о том, как смягчить или избежать возможных негативных последствий.

Тадзио Шиллинг: наша миссия — помочь европейскому бизнесу выжить в кризис

О каких последствиях идет речь?

– Например, риск ввоза контрафактной продукции. По предварительной статистике, объем контрафактной продукции в 2022 году составил более семи миллионов единиц. Это ясно показывает, что контрафактная продукция по-прежнему представляет собой проблему, и что наши опасения небезосновательны. Поймите меня правильно: это не попытка противостоять либерализации параллельного импорта таким способом, это поиск путей снижения подобных рисков без снижения степени открытости и гибкости, необходимых в нынешних условиях ограничений и неопределенностей.

С какими самыми большими проблемами сейчас сталкивается европейский бизнес в России?

– Вызовы, с которыми в настоящее время сталкиваются европейские компании, поистине беспрецедентны как в количественном, так и в качественном отношении. Можно отметить все более сложную нормативно-правовую среду, нарушение цепочек поставок, более трудоемкую и более дорогую логистику, проблемы с денежными переводами и, конечно же, непредвиденные репутационные риски.

На этом фоне мы высоко ценим готовность органов государственной власти прислушиваться к мнению как отечественного, так и зарубежного бизнеса, а также различные меры, принимаемые для поддержки экономики.

Тадзио Шиллинг: наша миссия — помочь европейскому бизнесу выжить в кризис

– Как я уже говорил, европейский бизнес в России в настоящее время переживает самый большой кризис в новейшей истории. И маловероятно, что экономическая картина для европейского бизнеса улучшится, пока принципиально не изменится текущая геополитическая ситуация.

Однако есть основания для большего оптимизма в долгосрочной перспективе: во-первых, Европа и Россия по-прежнему сталкиваются с рядом общих вызовов, таких как изменение климата, потенциальные риски для здоровья населения и так далее. Эти вызовы рано или поздно потребуют возобновления сотрудничества, если мы хотим их преодолеть.

Во-вторых, совершенно невозможно отменить географическую и культурную близость, и потому я убежден, что Европа и Россия рано или поздно найдут пути и идеи для нового старта. А до тех пор мы должны набраться терпения и небольшими шагами делать свою кропотливую работу, чтобы сохранить как можно больше от того, что у нас было, для того чтобы в дальнейшем не начинать с нуля.

Тадзио Шиллинг: наша миссия — помочь европейскому бизнесу выжить в кризис